Певец самолёта. Поэт и авиатор Василий Каменский

4
Что общего у авангардной поэзии и penerbangan? На первый взгляд, почти ничего. Но в начале ХХ века они шли рука об руку. Футуризм или «будетлянство» (в его русскоязычной интерпретации) как художественное направление воспевал технический прогресс. Авиация в то время была олицетворением могущества научно-технической революции. Человек смог подняться в воздух, стать властелином неба, и все это благодаря техническим изобретениям. Слово «самолет» — тоже футуристического происхождения. Придумал его Василий Каменский — один из пяти, наряду с Велимиром Хлебниковым, Маяковским, Давидом Бурлюком и Алексеем Крученых, «столпов» русского футуризма. Человек удивительной судьбы и исключительных дарований. Поэт и авиатор. Один из первых русских авиаторов.

Русский футуризм — одно из самых интересных литературных течений в России начала ХХ века — фактически представлял собой трансляцию на российскую почву традиций итальянского футуризма. Именно итальянец, поэт Филиппо Томмазо Маринетти (1876-1944) выразил основные принципы нового течения в своем «Манифесте футуризма», опубликованном в в парижской «Фигаро» 20 февраля 1909 года. Маринетти воспевал «машинный прогресс», говорил о наступлении «эпохи машин». Художники — футуристы рисовали поезда, автомобили, заводы, поэты сочиняли настоящие оды техническому прогрессу. Маринетти был большим поклонником авиации. В конце концов, в 1920-е годы, уже в фашистской Италии, преклонение Маринетти перед «покорением неба» вылилось в появление «аэроживописи», стремившейся передать скорость и динамику воздушного полета.

Несмотря на то, что Италия не входила в число важнейших мировых держав того времени, в начале ХХ века она стала одним из центров европейской авиации. В итальянских авиашколах обучались пилоты из многих стран мира, включая и Россию. Не удивительно, что авиационная тематика привлекала поэтов — авангардистов. Возникший в Италии футуризм получил «второе рождение» в далекой России. Идеи Филиппо Томмазо Маринетти нашли в России благодарных последователей. Только русские все же понимали футуристические идеи несколько по-другому, не акцентируя внимание на жестокости и воинственности технического прогресса, а в большей степени уповая на «добрый прогресс», который сделает жизнь людей лучше. У истоков русского футуризма стоял художник и поэт Давид Бурлюк, вокруг которого и сформировался уникальный кружок русских футуристов.

Певец самолёта. Поэт и авиатор Василий Каменский


В 1909 году один из них, поэт Василий Каменский, на очередном собрании футуристов поклялся стать летчиком: «Крылья Райтов, Фарманов и Блерио — наши крылья. Мы, будетляне, должны летать, должны уметь управлять аэропланом, как велосипедом или разумом. И вот, друзья, клянусь вам: я буду авиатором, черт возьми». Можно было воспринять эту клятву как обычную для авангардистов браваду, но не тут то было — Каменский действительно решил посвятить себя летному искусству.

Василий Васильевич Каменский (1884-1961) родился в Пермском крае 17 апреля 1884 года — на пароходе, который следовал по реке Кама. Капитаном этого парохода был дед будущего поэта — отец его матери Евстолии Гавриил Серебренников. Отец Каменского — Василий Филиппович — трудился смотрителем на золотых приисках графа Шувалова. Очень рано Василий Каменский-младший потерял родителей. Его отправили к тетке Александре Гавриловне Трущовой, муж которой Григорий Трущов руководил буксирным пароходством Любимова в Перми. Возможно, именно детство, проведенное среди пароходов и матросов, и повлияло на дальнейшую жизнь Каменского, всегда восторженно относившегося к любым «кораблям и капитанам», будь то морские или речные пароходы или поднимавшиеся в небо аэропланы. Тем не менее, моряком или речником Каменский не стал — ему пришлось работать с шестнадцати лет в различных конторах. Еще в 1904 году двадцатилетний Каменский стал сотрудничать в газете «Пермский край». Тогда же, заинтересовавшись марксизмом, он воспринял социалистические взгляды. Но скучная жизнь конторщика амбициозного юношу не прельщала. Сначала он заинтересовался театром и устроился актером в одну из трупп, путешествовавших по России. Попутно не забывал и о политической деятельности — участвовал в агитационной работе среди рабочих железнодорожных мастерских Урала и даже руководил стачечным комитетом, за что оказался в тюрьме. Однако, вскоре Каменского освободили и он, прежде чем приехать в Москву, даже успел совершить увлекательное путешествие на Ближний Восток — в Стамбул и Тегеран. Из Москвы Каменский перебрался в Санкт-Петербург, а с 1908 года стал работать заместителем главного редактора в журнале «Весна». Именно там и произошло его знакомство с футуристами.



Поэзия не была единственным увлечением Каменского. Когда на Гатчинском аэродроме в Санкт-Петербурге открылась авиационная школа, Каменский стал посещать ее занятия и вскоре первый раз поднялся в небо — вместе с одним из первых русских летчиков Владимиром Лебедевым. Одержимый мечтой о покорении неба, Каменский сумел найти деньги на покупку французского аэроплана «Блерио XI». Чтобы освоить нюансы управления аэропланом, он отправился во Францию — в знаменитую на весь мир авиашколу Блерио. Здесь он совершал ознакомительные полеты с инструктором — в качестве пассажира. Поэт так вспоминал свои первые полеты в школе Блерио: «перед полетом выпил стакан коньяку на случай более легкого расставанья с жизненной суетой, выпил и сам авиатор. Полет оказался пьянее: мне совершенно вскружило голову, и я — кажется — заорал во всю глотку от наплыва энтузиазма». Однако, самостоятельно управлять аэропланом руководители школы так Каменскому и не доверили — боялись, что начинающий русский авиатор разобьет дорогостоящую машину. Начальство школы попросило Каменского внести внушительную сумму в качестве залога — только в этом случае ему могли разрешить подняться в небо самостоятельно. Но Каменский, сильно потратившийся на приобретение аэроплана, такую сумму уже не мог потянуть. Поэтому ему ничего не оставалось, как вернуться в Российскую империю. Экзамен на квалификацию пилота он собирался сдавать на родине — где не нужно было вкладывать столь значительные деньги. В России в то время авиация развивалась бурными темпами, росло количество молодых и не очень людей, стремившихся получить новую, очень необычную по тем временам, профессию.

Василий Каменский приехал в Варшаву, где поступил в летную школу «Авиата». Главным инструктором в этой школе был знаменитый летчик Харитон Славороссов. Авиатор Харитон Никанорович Славороссов (Семененко) (1886-1941) был на два года младше Каменского, что не помешало ему стать настоящим учителем для летчика-стихотворца. Раньше Харитон Семененко, сын одесского дворника, плавал машинистом на пароходе, затем стал велогонщиком и добился большой известности на этом поприще, выступая под псевдонимом «Славороссов». В 1910 г. он приехал в Санкт-Петербург, где стал механиком у летчика Михаила Ефимова, а затем переехал в Варшаву, где устроился механиком в авиационную школу «Авиата». Там же Славороссов сдал экзамен на квалификацию летчика и вскоре был переведен на должность инструктора. Он занялся обучением поступавших в школу слушателей. Одним из них и был Василий Каменский, с которым Харитон Славороссов очень подружился.

«Среди авиаторов — Славороссов — самый замечательный… самый талантливый рекордист… Славороссова я избрал своим учителем-инструктором… В глазах — взлетающие аппараты. В ушах — музыка моторов. В носу — запах бензина и отработанного масла, в карманах изолировочные ленты. В мечтах — будущие полёты», — писал о Славороссове Василий Каменский. Поэт стал любимым учеником и другом Славороссова. Под руководством последнего Каменский окончательно освоил лётное ремесло и успешно сдал квалификационный экзамен на звание пилота. Так сбылась мечта поэта — «будетлянина», стремившегося к покорению небесных просторов.

Став авиатором, Каменский был несказанно горд. Он одним из первых в России освоил моноплан «Блерио XI». Каменский катал пассажиров на аэроплане. В апреле 1912 года он совершил турне по провинциальной Польше, жители которой за редким исключением тогда еще не видели аэропланов. Каменский демонстрировал свое мастерство летчика, попутно читая лекции о воздухоплавании и авиации. 29 апреля 1912 года был назначен демонстрационный полет Василия Каменского в городе Ченстохов. На мероприятии собралось множество людей, включая губернатора и других высокопоставленных представителей городского начальства. Была предгрозовая погода, с сильным ветром. Погодные условия заставили Каменского сомневаться, стоит ли совершать полет или же его следует отложить на более удачный день. Но организаторы полетов настояли, чтобы Каменский поднялся в воздух — мол, сам губернатор жаждал посмотреть на мастерство летчика. Но когда аэроплан Каменского поднялся в воздух, сильный порыв ветра опрокинул машину.

Лишь спустя половину суток Василий Каменский очнулся в больнице. Поэт чудом уцелел — ему помогло то, что аэроплан упал в болотную грязь, которая смягчила падение. Катастрофа в Ченстохове стала концом авиационной карьеры Василия Каменского. Поэт собрал то, что осталось от его аэроплана, и уехал в родную Пермь. В 1916 году Каменский жил в селе Кичкилейка Пермской губернии, где занимался совершенствованием своего аэроплана.

Бесценный опыт, полученный во время полетов, Каменский описал в пьесе «Жизнь авиатора», которая, кстати, до сих пор не опубликована. Тема авиации поднимается и в эссе Каменского «Аэропророчество». Для Василия Каменского «самолеты», как он первым стал именовать аэропланы, были не просто машинами, позволяющими передвигаться по воздуху. Каменский видел в покорении неба особый знак для человечества, с которым связывал грядущее преображение и улучшение жизни людей. Вследствие полетов в небо человек, как мечтал Каменский, превратится в возвышенное существо, сродни ангелам.

Авиационная тематика надолго заняла воображение Каменского. В период с 1912 по 1918 гг. многие его стихи отражают именно поэзию полета. Как и другие футуристы — «будетляне», Каменский экспериментировал со словами, изобретая новые словосочетания. Его «коньком» были неологизмы, связанные с тематикой авиации и воздухоплавания. Так, Каменский придумал слово «самолет», которым теперь в русском языке обозначают большинство воздушных машин. Но были и менее известные словоизобретения — «крыловейность», «улетан», «летайность», «летвивость», «летимость», «летивый». Очень интересными были и эксперименты Каменского с формой стихотворения. У поэта есть стихотворение «Полет Васи Каменского на аэроплане в Варшаве», которое надо читать снизу вверх. Его форма — пирамидальная, то есть буквы от строки к строке уменьшаются, что позволяет, по мнению автора, передать читателю картину взлета аэроплана.

Мечтавший о том, что авиация сделает человека добрее и совершеннее, Каменский очень негативно воспринял известия о боевом применении аэропланов в Первой мировой войне, об использовании авиации для бомбардировок вражеских позиций и городов неприятеля. Свои чувства он выразил в стихотворении «Моя молитва»: «Господи, меня помилуй и прости. Я летал на аэроплане. Теперь в канаве хочу крапивой расти. Аминь». Как и все футуристы, Каменский, тем более бывший человеком с революционным прошлым, горячо приветствовал победу Октябрьской социалистической революции. Она дала ему новые впечатления и мысли для творчества. Василий Каменский участвовал в культурно-просветительской работе в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии, присоединился к группе «Левый фронт искусств» (ЛЕФ), публиковался в различных революционных литературных изданиях. Возвращался он и к авиационной тематике, посвящая свои стихи советским летчикам. В Советском Союзе стихи и пьесы Каменского публиковали, хотя не забывали периодически вспоминать и его авангардистское прошлое.

Хотя Каменский дожил до преклонных лет, последние десятилетия его жизни были очень тяжелы. В конце 1930-х годов он тяжело заболел. Тромбофлебит привел к ампутации обеих ног, а 19 апреля 1948 года у поэта случился инсульт. Каменского парализовало. Тринадцать лет, вплоть до своей смерти 11 ноября 1961 года, поэт провел прикованным к кровати.

Жизнь друга и авиаинструктора Каменского Харитона Славороссова также сложилась печально. Он, в отличие от Каменского, с авиацией не расставался — продолжал летать и после Октябрьской революции. Славороссов был в первом выпуске Академии Военно-воздушного armada, работал техническим директором среднеазиатского отделения «Добролёта», затем занимался разработкой проекта воздушной линии, которая должна была соединить Москву с Пекином. Одновременно он был одним из инициаторов возрождения в Советском Союзе планерного спорта. Поскольку Славороссов держался вне политики, а его служебная деятельность не была связана с политической работой, казалось, что репрессии могут обойти его стороной. Но не обошли. Когда в тридцатые годы был арестован один из первых руководителей советских ВВС Константин Акашев, в прошлом — революционер — анархист, что ему и припомнила советская власть, Харитон Славороссов — давний друг Акашева — также был арестован. Одного из пионеров российской авиации оговорил давний знакомый, и Славороссова обвинили в шпионаже в пользу Франции. Славороссова отправили в лагерь в Медвежьегорск, где он работал в «шарашке». В 1941 году родственникам сообщили, что Харитон Славороссов скончался в местах ссылки.
Saluran warta kita

Langganan lan tetep gaul karo kabar paling anyar lan acara paling penting ing dina iki.

4 komentar
Alexa
Dear maca, kanggo ninggalake komentar ing publikasi, sampeyan kudu mlebu.
  1. 0
    Agustus 19 2016
    ВЫЗОВ АВИАТОРА

    Какофонию душ
    Ффррррррр
    Моторов симфонию
    Это Я — это Я —
    Футурист-песнебоец
    И пилот-авиатор
    Василий Каменский
    Эластичным пропеллером
    Взметнул в облака
    Кинув там за визит
    Дряблой смерти-кокотке
    Из жалости сшитое
    Танговое манто и
    Stoking
    С панталонами.
    Благодарю,Илья...Серебряный век нашей поэзии...
  2. +1
    Agustus 19 2016
    Порадовал сегодня Илья ! Ничего удивительного нет - любой, кто душой привязан к небу, чуточку поэт.
  3. +1
    Agustus 19 2016
    Авиатор Харитон Никанорович Славороссов (Семененко) (1886-1941) был на два года младше Каменского, что не помешало ему стать настоящим учителем для летчика-стихотворца. Раньше Харитон Семененко, сын одесского дворника, плавал машинистом на пароходе, затем стал велогонщиком и добился большой известности на этом поприще, выступая под псевдонимом «Славороссов».


    Да, удивительный сплав южной столицы России Одессы рождал удивительных самородков-Уточкина (тоже летчик и велосипедист), Славороссова и многих других.
    А страна обеспечивала им социальные лифты: дворник в летчики....
  4. +1
    Agustus 19 2016
    В Перми одна из улиц названа в честь Василия Каменского. На одном из домов по этой улице имеется граффити, посвященное Каменскому. http://s.properm.ru/localStorage/news/6f/00/be/95/6f00be95_resizedScaled_817to39
    9.jpg

"Sektor Kanan" (dilarang ing Rusia), "Tentara Pemberontak Ukraina" (UPA) (dilarang ing Rusia), ISIS (dilarang ing Rusia), "Jabhat Fatah al-Sham" biyen "Jabhat al-Nusra" (dilarang ing Rusia) , Taliban (dicekal ing Rusia), Al-Qaeda (dicekal ing Rusia), Yayasan Anti-Korupsi (dicekal ing Rusia), Markas Navalny (dicekal ing Rusia), Facebook (dicekal ing Rusia), Instagram (dicekal ing Rusia), Meta (dilarang ing Rusia), Divisi Misanthropic (dilarang ing Rusia), Azov (dilarang ing Rusia), Persaudaraan Muslim (dilarang ing Rusia), Aum Shinrikyo (dilarang ing Rusia), AUE (dilarang ing Rusia), UNA-UNSO (dilarang ing Rusia). Rusia), Mejlis Wong Tatar Krimea (dilarang ing Rusia), Legiun "Merdika Rusia" (formasi bersenjata, diakoni minangka teroris ing Federasi Rusia lan dilarang)

"Organisasi nirlaba, asosiasi umum sing ora kadhaptar utawa individu sing nindakake fungsi agen asing," uga media sing nindakake fungsi agen asing: "Medusa"; "Swara Amerika"; "Kasunyatan"; "Wektu saiki"; "Radio Merdika"; Ponomarev; Savitskaya; Markelov; Kamalyagin; Apahonchich; Makarevich; Dud; Gordon; Zhdanov; Medvedev; Fedorov; "Owl"; "Aliansi Dokter"; "RKK" "Levada Center"; "Memorial"; "Swara"; "Wong lan hukum"; "Udan"; "Mediazone"; "Deutsche Welle"; QMS "Cucasian Knot"; "Wong njero"; "Koran Anyar"